Translations into Russian of The Divine Comedy/Inferno/Canto XX. Soothsayers

Min_translator Перевёлъ съ италіянскаго размѣромъ подлинника Дмитрій Минъ. — Москва: Изданіе М. П. Погодина. Въ Университетской Типографіи, 1855.

200px-Mikhail_Lozinsky Четвёртый ров.— Прорицатели. Перевод и примечания Михаила Лозинского.

Сталинская премия 1946 года

250px-Stradano_Inferno_Canto_20_Indovini Оригинал

XIII в.

А этотъ съ нимъ, калѣка кривобокій —
Михаилъ Скоттъ, который, точно, былъ
Во лжи волшебныхъ игръ знатокъ глубокій.

 

118 Съ Бонатти здѣсь Асдентъ себя сгубилъ:
Онъ кается теперь, хотя ужъ поздно,
За сѣмъ онъ съ кожей дратву разлюбилъ.

121 Здѣсь множество волшебницъ плачетъ слёзно:
Забывъ иглу, веретено и чолнъ,
Онѣ на зельяхъ волхвовали грозно.

115  А следующий, этот худобокой,
        Звался Микеле Скотто и большим
        В волшебных плутнях почитался докой.

118  А вот Бонатти; вот Азденте с ним;
        Жалеет он о коже и о шиле,
        Да опоздал с раскаяньем своим.

121  Вот грешницы, которые забыли
        Иглу, челнок и прялку, ворожа;
        Варили травы, куколок лепили.

Quell’altro che ne’ fianchi è così poco,
Michele Scotto fu, che veramente
de le magiche frode seppe ’l gioco.117

 

Vedi Guido Bonatti; vedi Asdente,
ch’avere inteso al cuoio e a lo spago
120ora vorrebbe, ma tardi si pente.

Vedi le triste che lasciaron l’ago,
la spuola e ’l fuso, e fecersi ’ndivine;
123fecer malie con erbe e con imago.

Advertisements

About this entry